История email Print

История «Красного Октября» - это череда ярких событий, вписанных в общую летопись трудовых побед нашей страны.

В ноябре 1898 г. была пущена первая мартеновская печь. Именно эта дата считается официальным днем основания завода. За годы первых пятилеток (1929-1940 гг.) завод был коренным образом реконструирован и превращён в важнейшую базу производства высококачественной стали для предприятий автомобильной, тракторной промышленности, с.-х. машиностроения. Наращивая темпы производства и осваивая новые марки, к 1941 г. предприятие становится единственным металлургическим гигантом Юга страны, производящим 9 % всей выпускаемой стали для оборонной промышленности СССР. Во время Великой Отечественной войны 1941-45 гг. завод был полностью разрушен, но уже через 5 мес. после окончания Сталинградской битвы 31 июля 1943 завод выдал первую плавку стали, а 31 августа - первую тонну проката. К 1949 г. был превзойден довоенный уровень производства.

Свою действующую структуру и окончательную специализацию завод получил уже в послевоенное время. Основные производственные мощности были запущены в 50 - 70-е годы. К 1986 году завод располагал производственным потенциалом, способным обеспечить в год выплавку стали в объеме 2 млн. тонн, проката - 1,5 млн. тонн. Его доля составляла 12 % производства качественных сталей в стране, в т. ч. Нержавеющих сталей - 14 %, стали электрошлакового переплава - 52 %. В сортаменте завода насчитывалось 500 марок стали, выпускаемой по стандартам РФ, Германии, США, Японии.

Сегодня "Красный Октябрь - одно из мощнейших предприятий спецсталей в России, ведущий производитель нержавеющего проката в стране.

1890
В далеком 1895 году в Париже директором Парижского международного банка господином Т. Ломбардо было учреждено «Уральско-Волжское металлургическое общество».
Подробнее...
Весенним днем 30 апреля 1897 года в присутствии большого количества приглашенных, произошла торжественная закладка первой заводской плиты.
Подробнее...
25 ноября 1898 года состоялась первая плавка на мартеновской печи.
Подробнее...
1900
В начале 900-х годов XX века развертывается конкурентная борьба между уральской и южной металлургией за сбыт кровельного и сортового железа.

В начале 900-х годов XX века развертывается конкурентная борьба между уральской и южной металлургией за сбыт кровельного и сортового железа.

В 1909-1912 гг. она принимает особенно ожесточенный характер». «Царицынский металлургический завод, являясь единственным на Волге, занимал привилегированное положение в Волжском бассейне и имел свою прочную область сбыта продукции. Дела его преуспевали. Так, в 1910-1911 гг. завод выпустил 8,5 млн. пудов стали и 6,7 млн. пудов проката и готовых изделий. Хозяева «Урал-Волги» получили 1 млн. 536 тыс. рублей прибыли».

На завод обратило свои взоры Донецко-Юрьевское металлургическое общество («Дюмо»). Оно являлось крупнейшим объединением металлургических заводов Юга и занимало руководящее положение в синдикате «Продамета», объединявшего всю металлургию Юга. В 1911 году сумма основного капитала Донецко-Юрьевского металлургического общества с помощью парижских банков была увеличена с 15 до 22,1 млн. рублей для того, чтобы приобрести царицынский завод «Урал-Волга».

В 1912 году царицынский металлургический завод переходит в собственность «Дюмо».

С переходом французского завода в собственность «Дюмо» синдикат «Продамета» проникал в Волжский бассейн и в Царицынский район, вытесняя оттуда уральское железо синдиката «Кровля»». После полного воцарения синдиката «Продамета» на рынке металла, он стал диктовать условия как производителям, так и покупателям продукции. Например, создал искусственный дефицит кровельного железа, тем самым вызывая повышение цен и собственной прибыли.

В 1913 году царицынский завод под управлением новых хозяев выпустил 7 млн. 200 тыс. пудов металла (4% ото всего объема произведенной в России стали).

C момента возникновения завода тяжелые условия работы, произвол и грубость администрации и относительно невысокие заработки (90 коп. в день,27 рублей в месяц) вызывали недовольства среди металлистов (именно так раньше называли металлургов). Как следствие многочисленные стачки и забастовки, которые повторялись снова и снова: в 1899г.,в апреле 1900-го, 1901-го, в 1903-м годах. Выступления приобретали все больший размах.

Осенью 1904 года на заводе возник первый в городе социал-демократический кружок среди рабочих.
Подробнее...
В августе 1917 года согласно декрету Совета народных Комиссаров о национализации заводов и фабрик Царицынским советом народного хозяйства были национализированы французский и орудийный заводы.
Подробнее...
1920
Понемногу бури Гражданской войны стихали. Необходимо было в срочном порядке восстанавливать завод и налаживать его работу. Один за другим с фронтов возвращались на рабочие места заводчане. Для налаживания производства на должности инженеров смело выдвигали опытных мастеров. Заведующий лабораторией химик Павел Никифорович Зырянов cтал выполнять обязанности главного металлурга завода. Первым красным директором завода был избран вальцовщик тонколистового цеха Петр Семенович Сорокопудов.
18 января 1920 года Царицын посетил председатель Всероссийского центрального исполнительного комитета М. И. Калинин.

8 января 1920 года Царицын посетил председатель Всероссийского центрального исполнительного комитета М. И. Калинин. В своем выступлении перед рабочими Михаил Иванович Калинин обратил внимание на необходимость как можно скорее восстановить и пустить металлургический завод.

Разоренная советская страна особенно остро нуждалась в металле. В августе 1920 года Советское правительство отнесло Царицынский металлургический завод, бывший «Дюмо», к группе особо важных предприятий республики. Тогда же заводу была дана производственная программа на 1920 год в объеме 1,3 млн. пудов металла.

Для ускорения восстановительных работ и выявления их объема на заводе была проведена «неделя ремонта». За очень короткий срок завод снова заработал в полную силу.

5 декабря 1922 года в честь 5-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции заводу присвоили имя, которое он носит до сих пор - «Красный Октябрь»

Несмотря на нелегкое социально-экономическое положение новорожденной страны, металлурги «Красного Октября» трудились, самоотверженно перевыполняя производственные планы.

В 1925-1926 гг. восстановленная мощность завода достигла довоенного уровня.

Но более высокие показатели не могли быть достигнуты на морально устаревшем оборудовании предприятия. Требовалась капитальная модернизация производства.

Подробнее...
1930
Первенец качественной металлургии. 30-е годы

30-е годы для завода «Красный Октябрь» были богаты на хорошие события и перемены к лучшему. Схема работы по пятилеткам не раз подвергалась критике. Но, несмотря некоторые недостатки, она оказалась весьма эффективной в условиях 30-х годов прошлого века. Встал вопрос о срочной и капитальной реконструкции металлургического завода. На реконструкцию «Красного Октября» в 1931 году из Москвы было направлено 18 млн. рублей. Благодаря финансированию на заводе полным ходом шло строительство новых мощных мартеновских печей, сортового, термического и других цехов. В 1931 году на «Красном Октябре» заработал первый в СССР цех термической обработки высококачественной стали. В этом же году состоялся пуск калибровочного цеха по производству холоднокатного металла повышенной прочности.

Специалисты завода осваивали выплавку новых марок специальных сталей и выпуск качественного проката на новом оборудовании. Ударный труд сразу же сказался на результатах: в первом полугодии 1931 года «Красный октябрь» произвел 36 тыс. тонн металла, а во втором – почти в два раза больше – 66,5 тыс. тонн.

По итогам 1931-го года Сталинградские металлурги выпустили 160 тыс. тонн высококачественной стали из общего производства по стране 200 тыс. тонн.

Вслед за ростом производительности труда росла заработная плата. Например, зарплата сталевара 8 разряда поднялась со 196 рублей в августе 1931 года до 280 рублей к октябрю этого же года, старшего вальцовщика блюминга с 212 рублей до 228 руб. Решающим для реконструкции завода стал 1932 год. Заводу было отпущено 27 млн. рублей капиталовложений.

В сентябре 1932 года была введена в эксплуатацию последняя из строящихся мартеновская печь №13.

Полностью переоборудован блюминг, на котором установлен мощный кантовальный аппарат «Дениг». На мелкосортном и проволочном станах приводы от паровых машин заменили приводами от электромоторов. Осуществлялась механизация прокатных станов.

Подробнее...
В феврале - марте 1935 года блюминг «Красного Октября» добился наивысших показателей и был признан лучшим в СССР.

Существенно способствовала повышению качества металла большая исследовательская работа, которую проводила ЦЗЛ. В частности исследование влияния зерна на качество стали показало, что величина зерна оказывала влияние на качество стали одного и того же химического состава, но разных плавок.

Подробнее...
За досрочное выполнение важнейших государственных заданий и организацию стахановской работы коллектив завода в марте 1939 года был награждён орденом Ленина.

Существенно способствовала повышению качества металла большая исследовательская работа, которую проводила ЦЗЛ. В частности исследование влияния зерна на качество стали показало, что величина зерна оказывала влияние на качество стали одного и того же химического состава, но разных плавок.

Подробнее...
1941
В первые месяцы войны «Красный Октябрь» остался единственным функционирующим металлургическим предприятием Юга и Юга-Востока страны.

Его роль колоссально возросла. Он стал поставлять 9% всей выпускаемой в стране стали, включая изделия военной техники. «Красный Октябрь» был одним из немногих заводов качественных сталей, освоившим еще до войны выпуск различных марок углеродистого и легированного металла, спрос на который колоссально вырос в военное время.

Подробнее...
С начала войны до остановки работы 23 августа 1942 года завод дал фронту 900 тысяч тонн высококачественной стали, 585 тысяч тонн проката, более 9 млн. штук штамповки для снарядов и другую военную продукцию.

Зачастую краснооктябрьцам приходилось выполнять непривычные заказы. Так летом 1942 года в кратчайший срок был изготовлен стальной брус колоссальных размеров для черноморского крейсера «Красный Кавказ»

Подробнее...
23 августа 1942 года завод был остановлен, т.к. оказался на главном направлении удара гитлеровских войск. Тем не менее в 1942 году он произвел 335,4 тыс. тонн стали и 242,3 тыс. тонн проката.

Более 100 дней и ночей на его территории проходили ожесточенные и кровопролитные бои, в результате которых завод почти полностью был разрушен. Рабочие «Красного» идут в ополчение, на защиту Тракторного завода. В сентябре ряды защитников города вновь пополняются краснооктябрьцами.

С конца сентября 1942 года территория завода «Красный Октябрь» становится ареной жестоких боев.

Отборные гитлеровские войска пытаются захватить «душу» завода – мартен. Начальник штаба 79 пехотной немецкой дивизии генерал фон Шверин, так охарактеризовал положение дел : мы должны взять Сталинград! Для этого нам необходимо овладеть цехом № 4. Цех № 4 (мартеновский) в наших руках — и битва за Сталинград уже в прошлом! И мартен не был сдан в врагу. Завод «Красный Октябрь» оказался непобедимым! После окончания Сталинградской битвы территория «Красного Октября» представляла собой жуткое зрелище: черные воронки вместо зданий, изуродованные каркасы строений, руины и выжженная земля.

3 февраля 1943 года командир 39-й Гвардейской стрелковой дивизии генерал Гурьев С.С. торжественно передал территорию металлургического гиганта ее новому директору П.А. Матевосяну.

Сказав при этом: «Ты извини, но это всё, что осталось от твоего завода». На что Матевосян ответил: «Больное дитя – матери еще дороже!».

Завод казался мертвым, его предстояло отстроить заново. Разрушено и повреждено 15 мартеновских печей и 14 прокатных станов. Стерто с лица земли все, что было создано упорным трудом в течение трех довоенных пятилеток. Общий размер уничтоженного, разрушенного, разграбленного и поврежденного имущества составил 600 миллионов рублей в ценах того времени.

В неимоверно трудных условиях военного времени Советское правительство приняло решение о восстановлении завода. Произошел коренной перелом в войне, но она еще не завершилась. Страна не могла ждать, ей нужна была высококачественная броневая сталь «Красного».

15 июля 1943 года Государственный Комитет Обороны принял решение о восстановлении завода.

Стали возвращаться из эвакуации металлурги. На смену ратному подвигу пришёл подвиг трудовой!

Подробнее...
31 июля 1943 года после сложных восстановительных работ завод «Красный Октябрь» дал первую плавку.

31 июля 1943 года произошло знаменательное событие, фактически означавшее второе рождение завода. Специальная выездная редакция газеты «Комсомольская правда» выпустила молнию в которой говорилось о первой послевоенной плавке.

Подробнее...
Вместе со всей страной заводчане встретили ликованием победные залпы 9 мая 1945 года.

В 1945 году Сталинградский металлургический гигант выплавил 718,9 тыс. т. стали и произвел 166,9тыс.тонн проката». В этом году Указом Президиума Верховного Совета СССР 63 рабочих и инженерно-технических работника «Красного Октября» за успехи в труде были награждены орденами и медалями.

Много позже (только в 1985г.) заслуги завода в обеспечении Советской Армии и Военно-Морского флота в годы Великой Отечественной войны были отмечены Орденом Отечественной войны I степени.

1946
Послевоенный 4-летний план (1946-1950 гг.) поставил перед заводчанами новые цели — не только полностью восстановить завод, но и превзойти довоенный уровень производства.

На реконструкцию и окончательное восстановление предприятия правительство направило миллиард рублей. К 1950 году «Красный Октябрь» должен был производить миллион тонн стали и 640 тыс. тонн проката. Уже в 1946 году сверх плана было дано 20 тыс. тонн стали и 8 тыс. тонн проката.

Подробнее...
С 1949 году на заводе берет свое начало электрометаллургия.

Первая электропечь была получена по репарационным платежам из Австрии и установлена в первом электросталеплавильном цехе, возникшем на месте цеха по штамповке снарядов.

Подробнее...
В южной части завода вырос обдирочный цех.
В 1959 году на его базе был создан цех отделки металлопроката.

Позже с появлением еще одного отделочного цеха он стал называться ЦОМП-2. Целью этого цеха было как производство готовой продукции так и услуги. Золотым фондом ЦОМПа-2 стали передовики производства – начальники смен М.С. Жернов, В.А. Севостьянов, мастер печей прессового участка В.Ф. Азарных, сменный мастер А.Н. Дьяченко, династия (отец и 3 сына) Пименовых, травильщики Ф. Кучеров, И. Гудков, кавалер орденов Трудовой Славы В.М. Крутых, семья Гутниченко и многие другие.

На счету работников цеха разработка и внедрение самых новейших технологий. В том числе высокоскоростной нагрев в камерных печах металлопроката с целью повышения его механических свойств. Эта металлопродукция как правило шла на экспортные заказы. Почти 20 лет вплоть до закрытия ЦОМПа-2 им руководил Заслуженный металлург почти полвека отдавший родному заводу Михаил Васильевич Григоренко.

В 60-е годы много работали по освоению новых марок сталей металлурги первой печи ЭСПЦ-1

Возглавлял их сталевар Андрей Николаевич Кудряшев, за свой самоотверженный труд награжденный орденами Ленина и Трудовой Славы III-ей степени, медалью «За трудовое отличие». Его жена – пультовщица Евгения Михайловна также отмечена правительственными наградами.

Подробнее...
12 сентября 1963 года был введен в строй новый известково-обжигательный цех.

(теперь это цех производства извести, порошков и люнкерита) с шахтными печами производительностью 100 тонн извести в сутки. Благодаря этому время выплавки стали в мартеновском цехе сократилось на 1,5-2 часа. Первым начальником цеха был Николай Осипович Кудин. В 1967 году при новом начальнике цеха Е.Н. Попове произошел пуск участка производства порошков и люнкерита. В 1971 году открыли еще два отделения по производству теплоизолирующих и экзотермических смесей и брикетов. В 1978 году пустили участок перлито-графитовых смесей. Рационализаторскими предложениями выделяются слесари Сергей Валентинович Мешалкин и Владимир Александрович Головченко. В бытность начальником цеха Владимира Сергеевича Кравченко (в последствии последний начальник мартеновского цеха) была произведена модернизация всех известково-обжигательных печей. Но годы шли оборудование изнашивалось, требовалась модернизация технологических потоков.

В январе 1965 года с целью улучшения качества выпускаемой продукции был сдан в эксплуатацию термический цех с новейшим по тем временам оборудованием.

Его целевым назначением стала термическая обработка сортового металла и его отделка. Ныне это цех отделки металлопроката. В технологической цепочке этот цех является финишным.

Подробнее...
С 1 января 1966 года завод первым в отрасли был переведен на новую систему планирования и экономического стимулирования.

Этому предшествовала большая подготовительная работа. За два года до этого на заводе работали 73 творческих бригады, в которых принимали участие 700 рабочих и инженерно-технических работников. Была перестроена работа общественных бюро экономического планирования.

Подробнее...
24 декабря 1967 года состоялась юбилейная плавка 100-миллионной тонны стали.

Знаменательным событием в жизни металлургов стала юбилейная плавка 100-миллионной тонны стали. 24 декабря 1967 года почетное право провести юбилейную плавку было предоставлено бригаде коммунистического труда А.В. Ткачева мартеновского цеха № 2 руководимого прославленным металлургом Г.Ф. Марченковским. Это право бригада в составе подручных Алексея Халанского, Константина Золотарева и Петра Додонова заслужила своим ударным трудом: выдала сверх плана 255 тонн, снижением брака и выплавкой 92 % легированного металла. С тех пор их имена красуются на стеле заводского художника Н.Т.Ножкина, установленной в заводском сквере, в память об этом событии.

В конце 60-х годов на заводе развернулась вторая послевоенная реконструкция производства.

Последовательный ввод электросталеплавильных цехов №2 (1969г.), №3 (1974г.), №4 (1977г.) - меняет профиль завода. Он получает неограниченные возможности для выплавки, практически, любой марки стали, включая особо чистые, полученные методом электрошлакового переплава.

Подробнее...
В 1974 году был запущен в работу уникальный комплекс электрошлакового переплава.

Дальнейшие преобразования на заводе происходили под руководством назначенного на должность директора в 1972 года Александра Павловича Гришина. Он успешно руководил предприятием на протяжении 9 лет.

Подробнее...
В 1986 году завод располагал производственным потенциалом, способным обеспечить в год выплавку стали в объёме 2 млн. тонн, производство проката - 1.5 млн. тонн.

Персонал добивался высочайшего профессионального мастерства, передавал свой опыт и знания другим предприятиям страны и зарубежья (Венгрия. Чехословакия, Куба, Китай). Честь и славу завода несли 7 Героев Социалистического труда, 7 кандидатов наук, многочисленная армия новаторов, рационализаторов и изобретателей.

Подробнее...
В 1990 году был введен в строй толстолистовой стан горячей прокатки «2000»
Подробнее...
В 1994 году введен в строй крупносортно-заготовочный стан.
Подробнее...
2004

В далеком 1895 году в Париже директором Парижского международного банка господином Т. Ломбардо было учреждено «Уральско-Волжское металлургическое общество».

Оно было анонимным и имело капитал в 18 миллионов франков, разделенный на 36 тысяч акций достоинством по 500 франков каждая. В ту пору курс валют складывался явно в пользу русского рубля(500 франков равнялось 187 рублям 50 копейкам).

После изучения состояния металлургической промышленности и рынка России представители общества французские инженеры Дарен, де-Морг и де-Вердильон установили, что металлургических заводов в России мало, а внутренний рынок необъятный, т.к. строились железные дороги, развивалось промышленное и жилищное строительство.

Выбирая уездный город Царицын под постройку нового металлургического гиганта французские инженеры Арно, Бушар, Леруж и др. исходили из его выгодного географического положения на пересечении как водных, так и наземных путей, благодаря которому «в 90-х годах XIX века уездный город превратился в крупный транспортный и торгово-промышленный центр Нижнего Поволжья»…

«Экономическая выгода строительства металлургического завода обусловливалась также тем, что в Царицын по Каме и Волге, можно было доставлять уральский чугун, а из Баку — нефтетопливо (мазут).» Помимо этого их привлекала возможность использования самого экономичного водного вида транспорта, наличие избытка рабочий силы и обширного рынка сбыта, произведенной металлопродукции. Большинство из перечисленных причин остаются актуальными и сегодня.

В 1896 году французские акционеры получили у последнего российского императора Николая-II разрешение на ведении операций в России (причем российское правительство оставило за собой право: в любое время без объяснения причин расторгнуть этот договор) и арендовав у Царицынской городской Думы 200 десятин земли сроком на 99 лет, приступить к строительству завода. Арендная плата была внесена за 10 лет вперед. Французские акционеры также «пожертвовали 50 тысяч рублей на постройку кафедрального собора.
 
«Строительная площадка в длину занимала территорию от ныне существующего проспекта Металлургов до бывшей улицы Карусельной ныне 39-й Гвардейской. В ширину же площадка простиралась от Берега Волги до теперешнего проспекта им. Ленина. Весь этот огромный массив считался заводской землей и был обнесен канавой.»

Главным административным лицом стройки, а в последствии генеральным директором был француз по фамилии Бушакур. Специалисты характеризовали его как инженера высшего ранга. Начальником строительной конторы и главным подрядчиком был Леруж.

Весенним днем 30 апреля 1897 года в присутствии большого количества приглашенных, произошла торжественная закладка первой заводской плиты.

Протоиерей Флегматов осветил место строительства. По легенде, городской голова Семенов пожелал господам заводчикам успехов и предоставил слово предводителю дворянства Саратовской губернии, в которую раньше входил Царицын, Петру Столыпину: - Господа! Сегодня на этом месте будет заложен крупнейший в России железоделательный завод, - сказал будущий реформатор Петр Аркадьевич, - Разрешите мне от имени его Императорского Величества Государя Николая II и от Вашего имени благословить господ заводчиков на важное для России дело. Столыпин достал золотую монету и положил её рядом с первой заводской плитой. Как вспоминали старожилы, было это рядом с электро-компрессорным цехом.

Строительство завода шло быстрыми темпами даже по современным меркам. Финансировалось оно Парижским Международным банком в партнерстве с Санкт-Петербургским Международным Коммерческим банком во главе с господином А.Ю.Ротштейном. Как и предполагали французы, недостатка в рабочей силе не было. Они без труда набрали свыше двух тысяч строительных рабочих, выходцев из более чем 39 российских губерний, таких как Тамбовская, Пензенская, Нижегородская, Симбирская и др. В том числе и таких отдаленных о которых мы знаем только из истории: Курляндская, Лифляндская, Хволынская. Строительные рабочие жили в чудовищных условиях: «Это были ямы с двухскатной крышей. В крыше находились фонари-ниши, назначение, которых сводилось к тому же, что имеют окна. Рамы фонарей были небольшие, а ниши глубокие. Все это резко ограничивало проникновение дневного света в жилище рабочих. Бараки-ямы были односемейные и общие на несколько десятков человек. Вдоль стен внутри такой квартиры располагались сплошные нары. В центре стоял грубосколоченный длинный стол, а возле него скамейки на врытых в земляной пол стойках. У входной двери кадка с водой. В землянках даже в яркие летние дни царили сырость, грязь, нездоровый спёртый воздух. Ютившиеся здесь люди часто болели. В землянки часто заглядывали и творили свое страшное опустошение дизентерия и холера. Но не только строители, но и первые металлурги хлебали горе в таких вот жилищных условиях». Возрастной состав заводчан колебался от 15 до 65 лет. Но основная масса работников завода и жителей его поселка была самого работоспособного возраста от 20 до 50 лет. В основном они были семейные, как правило имеющие 1-2 детей, или же пока бездетные. Правда, 4 семьи имели по 6 детей.

Однако заводу требовались не просто рабочие кадры, а квалифицированные. «На поиски инженерно-технических специалистов и рабочих, имевших достаточный опыт работы в черной металлургии, заводская администрация рассылала своих агентов-вербовщиков на другие, действовавшие предприятия. Вербовщики не стеснялись в посулах, соблазняли людей большими обещаниями, а проще сказать - сманивали квалифицированных рабочих не всегда сбыточными выгодами. Инженерно-технические работники и практики, перекочевывая в Царицын, нередко увлекали за собой «хвосты» своих, тоже квалифицированных товарищей, близких и далеких родственников… Вербованные рабочие именовались выписными, им предоставлялась жилая площадь: одиноким – в казармах, семейным – квартиры в Русской деревне». Всеми работами по постройке завода руководили французские инженеры Гордиен и Волос. Прижимая и обкрадывая строителей, они так нажились на этом, что после окончания строительства остались в Царицыне и приобрели болто-заклепочный завод. Квалифицированные специалисты приезжали также из Франции и Бельгии.

«Уже в первый год на заводе построили мартеновский, литейный, листопрокатный и механический цехи водокачку, главную контору, железнодорожный мост. При полной мощности мартеновский цех, к примеру, имел девять печей. Три 30-тонных, самых мощных, четыре 20-тонных, а две и вовсе «малютки» - по 5 тонн каждая».

И хотя независимые эксперты из числа иностранцев отмечали, что «завод является одним из самых лучших, который когда бы то ни было был в Европе, к тому же он очень искусно задуман и расположен…» Все же «завалка печей шихтой производилась вручную. Также вручную разгружался и сортировался весь железный лом, поступавший на шихтовый двор.

Уборка слитков и изложниц производилась паровыми кранами. Но кранов на всем заводе имелось всего лишь три и только к 1917 году их стало десять. Еще хуже было в прокатных цехах: они не имели ни одного крана. На блюминге кантовка 200-пудовых слитков при нагреве и прокатке, а также выдача их из печей производилась ручным способом. На всех прокатных станах подача многопудовых заготовок раскаленного металла осуществлялась на тележках ручным способом. Вручную орудовали вальцовщики, а это было не только тяжело, но и очень опасно для жизни. Стоило только вальцовщику стана на миг замешкаться, опоздать подхватить клещами раскаленный прут металла, как он, упущенный, бешено извиваясь, устремлялся по цеху, сжигая и срезая все на своем пути.

В сортовых цехах каждый из трех станов имел камерную нагревательную печь с ручной посадкой. Продукция металлургического завода тяжелая и громоздкая. Однако она вся переносилась и грузилась вручную. Руками и горбом перетаскивались металлоизделия в склад готовой продукции, вручную под «дубинушку» грузились они в вагоны. Верхом механизации была прокладка в некоторых цехах узкоколейных путей.

Первым заработал механический цех. На станках готовили детали для монтируемых машин. Потом дала металл чугунолитейка.

25 ноября 1898 года состоялась первая плавка на мартеновской печи.

«У мартеновского цеха шумно и людно. Лязгали буферами юркие паровозики «Кукушки», на маленьких платформах короба с металлоломом. На верху печи стоят рабочие. Изо всех сил упираясь, они шагают по стальному настилу, навалившись грудью на поручень ворота, поднимают короб за коробом. Вот подняли тюки соломы, бросили в печи, на солому полетели брусья сухих дров. Накрутив на палку тряпье, сталевар макнул его в ведро с керосином и, перекрестившись, поднес зажженную спичку. Дымно вспыхнув, факел полетел в начиненную соломой и дровами утробу печи, там стало светло, черный дым повалил из трубы».

В народе Уральско-Волжский металлургический завод, близ Царицына называли просто французским. Он начал сбывать торговое (котельное, резервуарное, угловое, сортовое, заклепочное, обручное) железо, рельсовые крепления и принимал заказы на стальные и чугунные отливки. Работая на полную мощность, блюминг мог производить до 500 болванок с диаметром валка 1150 миллиметров в сутки. В крупносортном цехе имелся стан 750 с четырьмя клетями и приводом от паровой машины в 4 тысячи лошадиных сил, в листопрокатном – три стана: 2200, 1700 и 970 с приводом от паровой машины в 1800 лошадиных сил и тремя нагревательными печами Сименса. В сортовом цехе также три стана: 450, 325 и 230 с приводом от паровых машин, на каждом – камерная нагревательная печь.

Шихтовая база в ту пору располагалась на площади, где позже в советские годы, поднялся новосреднесортный цех. Там и шихту разделывали. Конечно, ручным способом, применяя кузнечные зубила и тяжелые кувалды. Ни автогенной, ни бензорезной техники не существовало.

Копер располагался в юго-западном углу завода, где теперь депо. Грохот в цехах давил и как бы предупреждал: берегись, не зевай. Шумно передвигались краны, громко стучали прессы, ухали прокатные станы, рев несся от нагревательных печей. В воздухе пыль, хлопья непрогоревшего мазута, копоть.

Цех блюминг до революции назывался рельсопрокатным... Границы его простирались до конца самотаски пресса резки сортовой заготовки. Дальше начиналось отделение по производству рельсовых креплений. С южной стороны чугунолитейного цеха размещался каменный корпус модельного со складом. Листопрокатный работал там же, где и теперь, но он в годы советской власти значительно расширил свои границы. Параллельно ему с южной стороны, располагалось здание электростанции. Рядом находился резервуар питьевой воды, охлаждаемой льдом, с песочными фильтрами, и здание конторы прокатных цехов.

Кровельный цех, ныне цех проката тонкого листа, и до сих пор стоит там, где он стоял первоначально. Но в те давние времена от сортовых цехов его отделяли железнодорожные пути узкой колеи. Дореволюционный работник завода Николай Александрович Введенский вспоминал: «Не знаю было ли на заводе что-либо более громоподобное, чем кровельный цех. Многометровые в диаметре шестерни открытого репродуктора передачи от паровых машин-только они одни-грохотали так, что слышно было и в селе Городище… Теснота отмечалась в любом цехе, но самая невероятная была в кровельном. Рабочая площадка между линией прокатного стана и печей не превышала трех с половиной метров по ширине. На этой площадке, в тесноте и смраде от горящей смазки валков и дыма печей, работали вальцовщики, болтовщики и те, кто, раздирая раскаленные листы железа, комплектовали в три листа пакеты. Комплектовщики действовали вручную, сгибая пакеты вдвое и придерживая листы ногой, на которой надет железный галош. В летнее время жара, смрад, копоть доводили людей кровельного цеха до потери сознания, их выносили на руках на свежий ветерок, клали под теневую стенку, обливали холодной водой. Придя в себя, рабочий опять спешил в этот ад.

Ни в одном цехе не было искусственной вентиляции, естественной же имелось исключительно мало, а кое-где и она отсутствовала. Дым нагревательных печей растекался по всему цеху, оседая на стенах, окнах, оборудовании и на людях. Но такой копоти, как все в том же кровельном цехе не сыскать было нигде. Нагревательные печи здесь работали на угле при коптящем пламени. Даже, гнездившиеся в кровельном цехе воробьи потеряли свою природную окраску и удивляли всех вороной мастью».

Сортовые цеха расположены на прежнем месте, но только ныне занимают они значительно расширенную площадь. С западной стороны вальцетокарного цеха, размещавшегося под одной крышей с механическим, работал кузнечный цех. До недавнего времени здесь был цех ширпотреба. С кузнечным цехом соседствовало депо для паровозов.

Рабочий день на французском заводе продолжался 12 часов и был узаконен правилами внутреннего распорядка. В этих правилах указывалось: Рабочий день считается: для дневных работ с 6 часов утра до 6 часов вечера, для ночных работ с 6 часов вечера до 6 часов утра. На заводе широко применялись штрафы. Существовал специальный «Табель взысканий, налагаемых на мастеровых и рабочих», состоявший из 27 пунктов.

По этому табелю взимались и денежные штрафы:

За ослушание 1 руб.
За нарушение тишины при работах шумом, криком, вистом и пр. 1 руб.
За сообщение неверных сведений о произведенной работе    1 руб.
За вход или выход из завода не через предназначенные для рабочих ворота    50 коп.

Особенно тяжелым становилось положение рабочих в годы кризисов, когда сокращалось производство, увеличивалась безработица. Под знаком кризиса прошел 1902 год. На французском заводе в этот год действовали лишь две мартеновские печи. Более половины рабочих остались без средств к существованию. Однако после выпуска облигаций в этом же году стало возможным ввести в строй мелкосортный, а в 1903 году и проволочный цехи. Они ютились в одном корпусе, под единой крышей, но их разделял узкий, ничем не огражденный проход. «На месте ремонтно-котельного цеха (теперь цех ремонта металлургического оборудования), примерно в 1904 году возвели мостовой цех, который являлся филиалом Путиловского завода (Петербург) и позже был передан французскому заводу. «В 1907 г. в мартеновском цехе была пущена новая печь, производительностью 1000 пудов. О ней владельцы долго шумели, как о чуде. И в самом деле, такой объем производства печи в то время был вершиной».

Приблизительно, в 1910 году на месте нынешнего цеха ремонта металлургических печей подняли оцинковочный цех, где оцинковывали кровельное железо.

Одновременно с заводом рос жилой массив, в последствии ставший крупнейшим промышленным районом города. На утопавшем в зелени поселке «Малая Франция» в частных домах жили мастера и высококвалифицированные рабочие, преимущественно французские. Освещался поселок керосиновыми фонарями, везде были шлаковые дорожки. Особой роскошью отличался поселок «Большая Франция». На нем располагались дома руководителей завода. Чего стоил один только дом первого директора завода Бушакура. Двухэтажный коттедж с мансардой, внутри украшенный зеркалами и отражающимися в них картинами. Жаль только, что Гражданская война и Сталинградская битва оставили от него только ступеньки. На поселке имелась небывалая по тем временам роскошь: электричество, появившиеся здесь одновременно с Санкт-Петербургом. По деревянным настилам на племенных лошадях ездил на работу в Главную контору (ныне заводоуправление) директор. Известно, что бельгиец Лоэст Лев Павлович, руководивший заводом с 1910 по 1917 год был холостяком и жил в своем особняке один с таким же количеством собак, как и комнат. Разделял эти два поселка парк. В нем был теннисный корт, на зиму становившийся катком, площадки для выступления артистов и т.п. Вход в парк охранял жандарм. Он не пропускал сюда жителей «Русской деревни». Здесь домики были много проще. Типовые глинобитные казармы на 4 хозяина. Тесные с низкими потолками. Освещение на поселке не было. Предполагалось посадить сквер, но вместо него поселок всегда «украшали» лужи и грязь. Правда было на поселке достижение цивилизации открытый кинотеатр «Ля руж» («Заря»). Известно, что он неоднократно горел, ведь поджигали его сами владельцы, предварительно застраховав на солидную сумму денег. Самым посещаемым на «Русской деревни» местом был базар с многочисленными шинками, где продавали спиртное в таре от «мерзавчика» (50 грамм) до «Гусиньи» (3 литра). Так как на заводе столовых не было, то каждый рабочий приносил с собой на обед еду, а холостяки пользовались услугами специальный базарных рядов, которые назывались «обжорки». Здесь можно было купить домашнюю еду (жаренную рыбу, уху, борщ или котлеты).

На берегу Волги располагался поселок «Халтаевка», построенный «на халяву» самими рабочими из сплавляемой по реке древесины. К 1903г. сложилась обстановка, когда администрация завода стала разрешать рабочим строить свои собственные дома. Больше того, отдельным рабочим даже выдавались денежные ссуды для постройки. В 1907 году завод под дальнейшую застройку арендовал участок земли от нынешнего пр. Металлургов до оврага, что за старым стадионом. Застройка шла и на городской земле. На вновь арендованный участок земли завод протянул водопровод на три колонки общего пользования. Все возводившиеся дома были деревянные, располагались они скученно. «Распространил завод свою заботу о рабочих и их домовладениях и до создания противопожарной «команды». Что это была за команда? Стоял в поселке так называемый сарай, при нем обитал дежурный сторож, старик. Он и пожарник и кучер при единственной лошади. Пожарный сарай имел оборудование: телегу с порожней бочкой и насос на двухколесном прицепе, а также шланги и одно ведро. Ведро заботливые хозяева включили в оборудование для того, чтобы в случае пожара черпать им воду из Волги и наполнять бочку.

Первоначально при заводе не было даже больницы для рабочих и их семей, не сразу появилась и начальная школа. Зато питейные заведения открывались одно за другим, и к 1917 году их было более ста. В начале 20 века после многочисленных просьб и обращений жителей поселка в русской деревне французского завода появилось трехклассное церковно-приходское училище, а к 1914 году – еще одна начальная школа. К тому времени в поселке проживало более 15 тысяч человек.

Из года в год сохранялась в заводском поселке и транспортная проблема. На заводе работало много рабочих и служащих, живших, как в самом городе Царицыне, так и в селах Городище, Орловке, Рынке. Пути сообщения с городом и поименованными селами были преимущественно пешеходные. Правда, с открытием навигации между заводом и городом курсировали баркасы «Татарченок» и «Казак», иногда их подменял «Пришиб». Однако рабочие, проживавшие в городе, не могли пользоваться этим транспортом. Так как рейсы баркасов не были приурочены к сменам, также как и местный поезд, проходил мимо завода только дважды в сутки. Кроме того, отпугивала стоимость проезда в размере 5 копеек в один конец. Это было обременительно. И люди ежедневно вышагивали по дорогам и без дорог длинные версты. В зимние морозные дни далеко от завода жившие люди ютились, где только выискивали возможность, внутри завода от воскресенья до воскресенья.

В черту города завод и окружающие его жилые постройки были включены в январе 1908 года. Однако лишь в декабре 1915 года от Балкан (район Царицына) до французского завода был пущен трамвай.

Осенью 1904 года на заводе возник первый в городе социал-демократический кружок среди рабочих.

После этого предприятие становится центром революционного движения всего Царицына. Возглавлял кружок токарь механического цеха Иван Иванович Гаврилов. Лидерами революционного движения в разное время были: Вершинин, Чекасинов, Гостюшкин, Филиппов, Долгов, Потапкин и многие другие.

В событиях первой русской революции металлурги принимали самое активное участие. В 1908-1912 годах руководство завода пошло на беспрецендентные меры дабы предупредить повторения событий первой русской революции 1905 года. В цехах даже запрещалось собираться по трое человек. На ужесточение правил рабочие отвечали по-своиму. Свидетели рассказывали о случае, когда к начальнику сортовых цехов немцу Дрейману пришли подчиненные, взвалили его на тачку, вывезли из цеха и вывалили в канаву. После инцидента Дрейман вынужден был уволиться с завода, так как рабочие в противном случае грозились его убить.

С началом Первой мировой войны положение еще более ужесточается: запрещают даже обеденные перерывы, рабочий день увеличивается до 14 часов. Но из-за износа оборудования объемы производства сокращались. Нужды фронта вызвали необходимость строительства в 1914 году шрапнельного цеха. Война обострила и без того сложные противоречия. Рабочие по-прежнему бастовали - в 1916 году четыре раза. А 1917 год состоял из бесконечных стачек, митингов и забастовок. К началу Великой Октябрьской социалистической революции мощность завода составляла 125 тысяч тонн готовой продукции 10-ти марок стали.

Революция бурей пронеслась по стране. Заводы и фабрики переходили в собственность Советского государства. Взметнулось красное знамя и над французским заводом в Царицыне. 4 ноября 1917 г. пленум царицынского Совета постановил: «Единственной властью в городе Царицыне отныне объявляется совет рабочих и солдатских депутатов».

В августе 1917 года согласно декрету Совета народных Комиссаров о национализации заводов и фабрик Царицынским советом народного хозяйства были национализированы французский и орудийный заводы.

Старые заводоуправления были распущены. Власть перешла к рабочим. Совет народного хозяйства приступил к выборам членов фабрично-заводского управления национализированными предприятиями». Первое рабочие заводоуправление возглавил Петр Васильевич Самарский.

Летом 1918 года фронт приблизился к городу. По требованию Царицынского городского революционного штаба на заводе формировались красногвардейские отряды. Рабочие трудились, невзирая на неумолчный гул канонады. На заводе не хватало сырья, топлива. Но несмотря на это в период Гражданской войны царицынский завод ДЮМО» превращается в важнейшую базу вооружения Красной Армии и Военно-морского флота. В короткий срок было освоено производство броневых щитов. Ими бронировали речные буксиры и катера. «В условиях Царицына, имевшего развитый железнодорожный узел, огромную роль в обороне города играли бронепоезда. Французский завод в кооперации с орудийным становится базой строительства и восстановительного ремонта бронепоездов. Производит также бронелетучки. Только за 1918 год на заводах Царицына было отремонтировано 39 и построено новых 11 бронепоездов, бронировано 12 пароходов, изготовлено 18 броневых автомобилей. Помимо этого на орудийном и французском заводах было отремонтировано до 300 орудий разного калибра».

1919 год стал для промышленного гиганта кризисным — катастрофически не хватало сырья, топлива, запасных частей и смазки. В мае завод мог остановиться. На прием к В.И. Ленину в Москву были отправлены рабочий Гостюшкин и инженер Майм. Вопрос с топливом был решен положительно.

В 1925-1926 гг. восстановленная мощность завода достигла довоенного уровня.

Но более высокие показатели не могли быть достигнуты на морально устаревшем оборудовании предприятия. Требовалась капитальная модернизация производства.

В ноябре 1925 года был составлен первый проект модернизации завода. Задачи, которые тогда стояли перед заводом во многом сопоставимы с современными. Тогда также как и сейчас была задумана крупномасштабная реконструкция. Обстоятельства требовали таких темпов реконструкции, которые обеспечивали бы с опережением пуск Сталинградского тракторного завода. Только тогда было еще сложнее, потому что производство автотракторных сталей было делом абсолютно новым. И именно нашему заводу было поручено стать основной базой производства качественных сталей и проката специального назначения.

Что к этому времени представлял из себя «Красный Октябрь»? В год он выпускал 217 тысяч тонн металла. Был оборудован новыми мартеновскими 50-тонными печами. Имел переоборудованные проволочный и мелкосортный станы. Несмотря на то, что был усилен внутризаводской транспорт и даже в 8 раз увеличена мощность заводской электростанции, всего этого было явно недостаточно. Предстояло заново переоборудовать весь завод, построить и расширить действующие цехи с тем, чтобы увеличить выпуск в 3-4 раза. Не обошлось без ошибок и проб. Первая опытная плавка качественной стали, осуществленная 29 мая 1930 года, не удалась. Последствия не замедлили сказаться, только в 1930 году на заводе сменилось трое директоров: Левандовский, Марченко и Клипов (руководил заводом до 1932 года).

Опыт по преодолению трудностей имел большую ценность для других реконструируемых предприятий. Как писал «летописец завода» Михаил Водолагин: «Опыт «Красного Октября» свидетельствовал, что успех дела решают кадры. Большой экономический эффект дали перевод цехов на хозрасчет и борьба за искоренения уравниловки. В осуществлении этого большую роль сыграло укрепление единоначалия во всех звеньях руководства производством, повышения ответственности руководителей всех рангов». За несколько лет заводчанам удалось осуществить почти все задуманное - «Красный Октябрь» преобразился, реконструкция не замедлила сказаться на производительности. Начало 30-х годов краснооктябрьцы встретили с высоко поднятой головой — успехами их труда гордилась вся страна.

В сентябре 1932 года была введена в эксплуатацию последняя из строящихся мартеновская печь №13.

Полностью переоборудован блюминг, на котором установлен мощный кантовальный аппарат «Дениг». На мелкосортном и проволочном станах приводы от паровых машин заменили приводами от электромоторов. Осуществлялась механизация прокатных станов. В цехах совершенствовались отделочные средства, вводилась зачистка заготовок и готовой продукции. В результате производственной реконструкции продукция завода выросла с 21,4 млн. рублей в 1927-1928 гг. до 68,4 млн. дублей в 1932 году.

Вторая пятилетка поставила перед «Красным Октябрем» новые цели и задачи – завод должен давать только качественный прокат. В планах новые стройки: мощного листоотделочного цеха производительностью 37 тыс. тонн в год листа для автостроения, нового листового стана мощностью 24 тыс. тонн тонкого листа в год. Кроме того, необходимо было полностью электрофицировать блюминг и листовой стан 1700, провести коренную реконструкцию всего внутризаводского транспорта, завершить строительство и реконструкцию, начатые в первую пятилетку.

С самого начала 1933 года завод стал наращивать темпы производства стали и проката. Удельный вес качественных сталей увеличился в общей выплавке до 98,6 % и проката до 80%. Завод стал выпускать до 45% легированных сталей. Увеличился и съем металла с квадратного метра пода мартеновской печи с 2,6 тонны до 3,39 тонны. Себестоимость продукции снизилась на 5,3%. Большую роль сыграла массовая техническая учеба, охватившая весь основной состав рабочих. Специфика того периода состояла в том, что организующим и контролирующим центром была партийная организация, которая приняла решительные меры по укреплению единоначалия, по повышению ответственности начальников цехов и руководителей производственных участков за выполнение плана.

Огромная заслуга принадлежала заместителю главного инженера, а в последствии техническому директору «Красного Октября» Херсонскому Борису Вениаминовичу. Опираясь на поддержку всего коллектива металлургов, при активной непосредственной помощи сталеваров Сидельникова, Кузьмина, Ремизова, мастеров Шапошникова, Гармаш, Девченко, работников заводской лаборатории Херсонский неутомимо испытывал и проверял технологию новых марок стали на всех этапах производства. Дальнейшая судьба Бориса Херсонского была непростой, как и многих талантливых людей той эпохи. В 1935 году он был награжден Орденом Трудового Красного Знамени, а уже в 1938 году репрессирован и этапирован в Норильск. С начала Великой Отечественной войны лагерь, в котором он находился не справлялся с планом по выпуску морских мин для фронта. Когда лагерное начальство изучило личные дела заключенных, бывшему техническому директору завода «Красный Октябрь» было предложено наладить производство этих мин в обмен на гарантию жизни. Херсонский поставил условие гарантировать жизнь еще 20 заключенным, которые будут жить с ним в одном бараке и которых он сам отберет и обучит в нерабочее время. С этой задачей он, конечно же, справился. После реабилитации с 1949 г. на протяжении 20-ти лет Херсонский работал главным инженером проектного института Норильского горно-металлургического комбината. В 1965 году, после присвоение ему звания «Почетный металлург» Борис Вениаминович приезжал на «Красный Октябрь», встречался с работниками завода.

Но вернемся к 30-м годам. Начальник центральной заводской лаборатории Тагер обнаружил, что остывание качественного металла в тех же условиях, что и простого товарного, приводит к образованию в нем дефектов. Если сравнивать металл с человеком, то можно сказать, что сталь простужается на сквозняке. На заводе срочно было проведено утепление цехов, сооружены специальные ямы для остывания металла.

Наибольших успехов добился «Красный Октябрь» в 1933-1934 годах, когда прирост продукции составил в среднем за год по стали - 72,5 тыс.тонн, а по прокату - 109 тыс. тонн. Краснооктябрьцы стали производить около 60% всего качественного проката для автотракторной промышленности СССР.

В 1934 году на «Красном Октябре» работало 8470 человек. В 1934 году лучшим сталеваром страны был признан краснооктябрец Иван Прохорович Алешкин, его династия на заводе продолжается по сей день.

В феврале - марте 1935 года блюминг «Красного Октября» добился наивысших показателей и был признан лучшим в СССР.

Существенно способствовала повышению качества металла большая исследовательская работа, которую проводила ЦЗЛ. В частности исследование влияния зерна на качество стали показало, что величина зерна оказывала влияние на качество стали одного и того же химического состава, но разных плавок. Была установлена зависимость величины зерна от количества алюминия. Выработанная инструкция позволяла избегать брака.

Какими же путями и средствами краснооктябрьцы добились производственного успеха на заводе так недавно еще увязавшего в неполадках? Этот вопрос особенно актуален сейчас. Времена меняются, но остается незыблемым профессионализм, сплоченность всего коллектива для преодоления трудностей, всеобщая техническая грамотность, приверженность традициям (преемственность поколений), умелое перераспределение кадров, исследования, применяемые в производстве, технологическая и производственная дисциплина, укрепление принципов единоначалия, своевременные инвестиции, достойная оплата труда.

За первый год третьей пятилетки «Красный Октябрь» дал стране 744,7 тыс. тонн стали и 550,4 тыс. тонн проката. 4 января 1938 года блюминг впервые в истории завода прокатал 573 мартеновских слитка весом 4.4 тонны каждый. В этом же году наш завод получил почетный заказ – изготовить для строительства в Москве Дворца Советов специальную антикоррозийную сталь. Кроме того, краснооктябрьцы освоили технику скоростного сталеварения, что позволяло значительно увеличить производительность без потери качества. 30 мая 1938 года сталевар мартеновской печи №8 Садчиков выдал плавку в 95 тонн качественной стали в рекордное время – за 6 часов 40 минут. Таких результатов опытный сталевар добился тем, что, экономя время на всех операциях, форсировал завалку печи, начав ее сразу же после выпуска первой плавки. Программу 1938года «Красный октябрь» выполнил на 102 % по выплавке стали, 100,1 % - по сдаче готового проката.

За досрочное выполнение важнейших государственных заданий и организацию стахановской работы коллектив завода в марте 1939 года был награждён орденом Ленина. Этой же награды были удостоены сталевары Черкасов, Алешкин, мастера блуминга Тарасов и Дегтярев, орденами Трудового Красного знамени были награждены сталевар Потапов, обер-мастер мартеновского цеха Гармаш и другие работники «Красного октября».

На 1939 год «Красному октябрю» дается увеличенная программа по выпуску стали и проката и, кроме того, ответственное задание по освоению новых марок легированной стали и новых профилей проката. Перед заводом снова выстроился ряд препятствий на пути к поставленным целям. Программа первого и второго кварталов не была выполнена. Но уже в четвертом квартале 39-го года «Красный октябрь» вышел на одно из первых мест среди металлургических заводов страны. Хотя в общем годовой план выполнили лишь на 97,5 %.

Реконструкция завода была завершена в 1940 году, когда на капитальное строительство Сталинградский завод получил 28,1 млн. рублей. Построили новую и самую мощную мартеновскую печь №14, установили новый прокатный стан, возвели цехи специального назначения, переоборудовали все электрохозяйство. Для подготовки квалифицированных кадров открыли ремесленное училище на 800 человек и школу ФЗО на такое же количество обучающихся. В июле 1940 года мартеновский цех «Красного октября» выполнил план на 104% и занял первое место во Всесоюзном соревновании.

Не забывали заводчане и о комфорте, в цехах были отстроены и оборудованы помещения культурно-бытового назначения: столовые, душевые, раздевалки, комнаты отдыха. Вместе с заводом рос и благоустраивался рабочий поселок завода, названный Северным. По плану здесь помимо многоквартирных домов предполагалось строительство 300 одноэтажных двухквартирных коттеджей и 90 одноквартирных домов, а также трех школ, пяти детских садов, шести яслей, большого универмага, больницы и других социально значимых объектов. Но война не дала этим планам реализоваться…

В первые месяцы войны «Красный Октябрь» остался единственным функционирующим металлургическим предприятием Юга и Юга-Востока страны.

Его роль колоссально возросла. Он стал поставлять 9% всей выпускаемой в стране стали, включая изделия военной техники. «Красный Октябрь» был одним из немногих заводов качественных сталей, освоившим еще до войны выпуск различных марок углеродистого и легированного металла, спрос на который колоссально вырос в военное время.

Для выполнения поступивших в большом количестве заказов на военную продукцию, завод в первые же дни войны приступил к выполнению крупных мероприятий по модернизации и расширению цехов, по размещению по цехам заказов и кооперированию их в работе. Организация перехода завода на военные рельсы велась круглосуточно под руководством директора завода Матвеева Петра Васильевича и главного инженера Матевосяна Паруйра Апетнаковича.

Создаются новые цеха. На базе ремонтно-котельного цеха был образован специальный цех № 9, производящий раскрой и сварку корпусов легких танков «Т-60». Начальник цеха т.Приказчиков. В цехе № 20, возникшим путем объединения термических отделений листопрокатного и листоотделочного цехов осуществляется термообработка и испытание деталей корпуса танка «Т-60» и бронещитов для 45-миллиметровых орудий. Контроль производства и качества броневой стали осуществляет вновь созданный на заводе особый отдел «100». Отдел укомплектован первоклассными специалистами: сталеплавильщиками-женщинами Лапшовой Марией Петровной (с 1960 года Герой Социалистического Труда), Злобиной Клавдией Сергеевной и прокатчиками: П.Н.Пащенко, Мозговой А.И. и другими.

Из пролета ремонтно-котельного цеха был создан цех № 5. Его работники, возглавляемые Мартисовым Леонидом Дмитриевичем изобретают новый способ штамповки боеприпасов. Это позволяет увеличить их производство вдвое. Уже к августу 1941 года стальное сердце Сталинграда металлургический завод полностью перестраивается на военный лад. Преодолевая огромные трудности, вызванные войной, завод выпускает почти 2 415 тонн стали сверх плана. Такой рекордный результат стал возможен благодаря скоростным плавкам (более 30% всех плавок). Это движение получило на заводе название Королёвского в честь сталевара печи № 10 Королёва М.А., давшего плавку за рекордно короткое время – пять часов сорок минут.

С 1 сентября 1941 г. цех № 10 (образованный из кузницы) стал выдавать корпуса мин типа «клин» и «бутылка» (начальник цеха Рыков Ф.И.). Благодаря внедрению рационализаторских предложений, уплотнению рабочего времени, хорошей подготовки кадров цех справлялся даже с повышенным планом. Кроме этого увеличению производства способствовало развернувшееся социалистическое соревнование между цехами № 1,5 и 10, производящими снаряды.

Цех №1(возникший в 1914 году, как «шрапнельный», позднее переименованный в цех «стальных отливок» в войну стал называться цех №1), наряду с основными видами боеприпасов: бронебойных и дистанционных снарядов, изготовляет исключительно сложные приспособления для минометов, а также налаживают выпуск и ремонт малых минометов. В ноябре 1941 года приступает к производству ракетных снарядов «РС» для установок «Катюш».

Цех №3 (начальник цеха Николаев Е.Ф.) производит знаменитые ручные гранаты Ф-1 - «лимонки». В модельном цехе производили модели для отливки корпуса ручной гранаты. В литейном цехе их формировали и отливали, а в цехе №3 заряжали. В очень короткие сроки коллективом цеха произведено рекордное количество обычных и бронированных дотов для передовых позиций. Но главной продукцией этого цеха становится индивидуальное средство защиты - стальной шлем (солдатская каска). Надежная броня, спасшая тысячи жизней наших бойцов.

С началом войны на смену мужчинам, ушедшим на фронт пришли 1130 женщин. Их не остановили даже невероятно тяжелые условия труда. «Если в предвоенном 1940 году женщин было 27,8%, в декабре 1941 года их количество на заводе выросло до 4517 человек. К первому апреля 1942 года они составили 35,7% от всех работающих на заводе». Среди них особое место занимает первая женщина-сталевар Ольга Ковалева, героически погибшая в августе 1942 года в составе истребительного батальона в боях севернее города.

Завод выполняет срочные оборонные заказы для предприятий, производящие танки, пушки, самолеты, бронепоезда. Он производит более 40 наименований военной продукции 70 марок. В том числе броневую сталь для одного из лучших танков второй мировой войны «Т-34» и реактивные минометы «Катюша». Помимо этого в цехах завода выпускают: противотанковые ежи, броневые щитки для пулеметов, 45-миллиметровых орудий, бронеколпаки для дотов и дзотов, скобы для наведения переправ на реках. Также, сначала года завод уже освоил листовую сталь для бронирования кабин военных самолетов.

Своим трудом краснооктябрьцы опрокинули всю мировую практику, выплавив броневую сталь впервые в мире в мартене, а не в электропечах и успешно прокатали ее на блюминге. «Опыт производства электрометалла в основных мартеновских печах завода «Красный Октябрь», а также броневой стали был передан на другие металлургические заводы (Златоустовский, Магнитогорский и др)

Автоцех завода, под руководством В.Я. Жукова начинает сборку легендарных реактивных минометов «Катюша». Для них на заводе производят направляющие балки и снарядную заготовку. Ремонтом легендарных реактивных минометов занимаются коллективы цехов № 7,8,1,3 и механического. Нагрузка на цех № 8 (в прошлом инструментальная мастерская цеха № 3) с началом войны увеличилась, помимо цеха № 3 он стал обслуживать введенные в эксплуатацию новые цеха № 5, 10 и др. «Цех № 8 производил обработку стволов и замков для наземной реактивной установки «М-13» «Катюши», а также стаканов с подхватом той же «Катюши», но для установки ее на самолетах. Кроме, того этот цех проводил работу по изготовлению нагрудных бронированных панцирей для защиты воина от осколочных и пулевых ранений.»

«По инициативе завода «Красный Октябрь» в сентябре 1941 года в кооперировании с другими заводами города и его железнодорожным узлом были построены два бронепоезда». Была оказана помощь Красной Армии срочной постройкой осенью 1941 года, в цехе ширпотреба завода, печей для выпечки хлеба бойцам».

В декабре 1941 года по указанию Городского Комитета Обороны завод «Красный Октябрь» организовал производство большой партии подков для кавалерийских частей. В 1941 году краснооктябрьские металлурги выплавили 768,9 тыс. тонн стали, изготовили 525,2 тыс. тонн проката.

Сталинградский металлургический гигант был признан лучшим в отрасли и награжден переходящим Красным Знаменем Государственного комитета Обороны СССР и ВЦСПС. Фрагмент этого знамени храниться сейчас в заводском музее.

С приближением фронта сокращается количество и ухудшается качество шихты, чугуна, легирующих и вспомогательных материалов. Вместо шихты в переплав идет старое машинное оборудование, вместо извести – оборотные мартеновские шлаки, вместо огнеупоров – отработанные огнеупорные кирпичи, вместо железной руды – окалина прокатных цехов. Но качество металла остается неизменно высоким. Завод, почти не получая сырья творил чудеса! Краснооктябрьцы ковали фундамент победы в тылу. Коллектив завода помимо общеизвестного девиза «Все для фронта – все для победы» работал под лозунгами «В труде, как в бою», «Фронт требует - будет сделано!»

В это же время осваиваются совершенно новые марки высококачественных и специальных сталей: броневая для танков «Т-34», жаропрочная. Много трудностей возникло и в прокатном производстве. В связи с появлением на вооружении Красной Армии новой военной техники, прокату предъявлялись повышенные требования. Были освоены новые профили проката. Например, если утолщалась броня для танков, завод должен был давать прокат большого сечения, но для этого требовалось новое оборудование или в крайнем случае реконструкция старого. Но ни о какой реконструкции не могло быть и речи, станы работали круглосуточно. На помощь пришли изобретатели и рационализаторы. Только за ноябрь и декабрь 1941 года поступило около 70 рационализаторских предложений на сумму более 300 тысяч рублей.

С начала войны до остановки работы 23 августа 1942 года завод дал фронту 900 тысяч тонн высококачественной стали, 585 тысяч тонн проката, более 9 млн. штук штамповки для снарядов и другую военную продукцию.

Зачастую краснооктябрьцам приходилось выполнять непривычные заказы. Так летом 1942 года в кратчайший срок был изготовлен стальной брус колоссальных размеров для черноморского крейсера «Красный Кавказ»

Таким образом, в сложнейшей обстановке, при жестком режиме экономии, имея лишь скромные возможности реконструкции, коллектив и руководство завода блестяще выдерживают экзамен на профессионализм. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 08 февраля 1942 года за образцовое выполнение заданий правительства по выпуску танков и танковых моторов награждается большая группа рабочих и инженерно-технических работников. Среди них начальник мартеновского цеха т.Разенков А.И., обер-мастер мартеновского цеха т.Пономарев Ф.Г., начальник цеха т.Жданюк А.И., зам.начальника ЦЗЛ т.Колосов М.И. и другие. За коренное усовершенствование технологии производства средств индивидуальной защиты бойцов Красной Армии работникам завода т.Иванченко В.А., Быстрову Б.М., Колосову М.И., Лукьянову А.А., Разенкову А.И. - была присуждена Государственная премия 1942 года.

По мере приближения фронта к Сталинграду несколько тысяч заводчан строят оборонительные рубежи вместе с 5 саперной армией, обеспечивая ее необходимым инвентарем. Саперные лопаты были произведены в количестве превышающем потребность.

Когда над городом нависла непосредственная опасность. Металлурги занялись эвакуацией в тыл промышленного оборудования и людей. Демонтаж оборудования и эвакуация происходит в условиях непрерывной бомбежки. Ушли четыре эшелона с оборудованием (токарные, сверлильные станки, прессы горячей штамповки и др.). Последний, пятый состав с людьми был подвергнут жесточайшей бомбардировке. 61 человек погиб, так и не доехав до места назначения. На строительство Челябинского металлургического завода отправились 4 000 первоклассных специалистов «Красного Октября». Особой заботы требовали дорогостоящие ферросплавы и легирующие материалы, так необходимые в сталеплавильном производстве. Было сделано все, чтобы они не достались врагу. Начальник конного парка завода А.С.Мартынов и его подчиненные упаковывают ящики с ферросплавами и бросают их в воду, так как катер «Сталь» не может близко подплыть к берегу. Ночью, по пояс в ледяной воде, под непрерывной бомбежкой грузят их на машины. Так, на Златоустовский металлургический завод было отправлено 300 тонн импортного никеля, на Урал – 200 тонн алюминия, 200 тонн ферросплавов и др.

15 июля 1943 года Государственный Комитет Обороны принял решение о восстановлении завода.

Стали возвращаться из эвакуации металлурги. На смену ратному подвигу пришёл подвиг трудовой!

Возрождение завода было делом всенародным. Весной в разрушенный Сталинград приезжает молодежь со всех концов страны: Сибири и Урала, из Казахстана. Прибывшие из Кузнецка строители занялись восстановлением мартеновских печей, чугунолитейного, тонколистового, листоотделочного, среднесортного и других цехов, а также блюминга, здания лаборатории, насосной станции и жилья. Краснооктябрьцы восстанавливали мостовые краны и прокатное оборудование. Коллектив электроремонтного цеха возвращал к жизни электромоторы небольшой мощности.

В мае 1943 года в руинах завода появились проблески «новой жизни»: в рабочий поселок проведен первый водопровод, отстраивалась котельная. 15 мая 1943 года на блюминге пустили временную передвижную электростанцию, от которой заработал первый двигатель динамо машины. Эшелоны с инструментами и стройматериалами прибывали на завод по восстановленной железнодорожной линии. 17 июня в 6 часов 30 минут утра впервые после почти годового перерыва зазвучал заводской гудок. C ним краснооктябрьцы сверяли и общие печали и праздничные дни.

31 июля 1943 года после сложных восстановительных работ завод «Красный Октябрь» дал первую плавку

31 июля 1943 года произошло знаменательное событие, фактически означавшее второе рождение завода. Специальная выездная редакция газеты «Комсомольская правда» выпустила молнию в которой говорилось о первой послевоенной плавке.

Это важное событие было не только судьбоносным для кранооктябрьцев, но имело отклик во всем мире. Первую сталь возрождаемого завода назвали «карающей». Бывший работник завода Иван Власенко посвятил ему поэтические строки:

Порою, забывали мы о хлебе,

Себя для фронта было нам не жаль!

Мы печь сложили под открытым небом,

И выдали Карающую сталь.

Не верили фашистские громилы,

Что мы завод поднимем из руин,

А сталь рвала их, резала, давила,

Гнала завоевателей В Берлин.

Стальное сердце Сталинграда забилось вновь!

Через месяц 31 августа 1943 года была сдана в эксплуатацию еще одна мартеновская печь. После этого дал первый прокат старосреднесортный стан. В 1943 году завод «Красный Октябрь» выплавил 518,7 тыс. т. стали и произвел 1,8 тыс. тонн проката. Благодаря своевременно созданной материально-производственной базы, подготовке квалифицированных и опытных, кадров завод "Красный Октябрь" справился, как со сложными в техническом отношении, так и большими по своему масштабу производственными задачами.

Но заслуги завода выражаются не только в том, что он выполнил программу в таком размере, в каком он не выполнял в мирных условиях, но и в том, что он успешно разрешил ряд сложных технических проблем и освоил совершенно новые марки высококачественных и специальных сталей. В частности, заводом освоено производство в основных мартеновских печах: броневой, шарикоподшипниковой и других сталей спецназначения, без которых Победа была немыслима!

Сталевары сами оказались крепкими как сталь, которую они выплавляли. Героями Советского Союза стали 9 краснооктябрьцев: С.В. Артамонов, К.М. Блинов, П.А. Гончаров, О.М. Гончаренко, С.И. Корольков, Н.Л. Кузнецов, И.Д. Кузьмин, И.М. Холодов, Г.У. Чернецов.

В те дни заводчане сутками не выходили из цехов и опережали план работ. Ежемесячно на заводе восстанавливались новые цеха и наращивались производственные мощности. Восстановлением 15 важнейших цехов в январе 1944 года занялись специалисты строительно - монтажного треста №4. 28 марта 1944 года заработал блюминг. В первый день он прокатал 29 слитков. Уже на следующий день стан был принят правительственной комиссией. В 1944 году удалось довести выплавку стали до 623,7 тыс. т. стали и 89,2 тыс. тонн проката.

Послевоенный 4-летний план (1946-1950 гг.) поставил перед заводчанами новые цели — не только полностью восстановить завод, но и превзойти довоенный уровень производства.

Наконец, настали мирные дни. Завод «Красный октябрь», еще не восстановивший своей былой мощи, крепчал день ото дня. На реконструкцию и окончательное восстановление предприятия правительство направило миллиард рублей.

К 1950 году «Красный Октябрь» должен был производить миллион тонн стали и 640 тыс. тонн проката. Уже в 1946 году сверх плана было дано 20 тыс. тонн стали и 8 тыс. тонн проката. В конце апреля 1947 года заработал листоотделочный цех, оснащенный по последнему слову техники. В первый же день работники цеха под руководством обер-мастера Дубровина прокатали первые 6 тонн металла для Московского автозавода.

29 марта 1947 года приказом по заводу за № 209 был организован цех КИП (контрольно-измерительных приборов, под руководством Н.В. Худякова) с подчинением его главному энергетику завода. Одной из первых была осуществлена комплексная автоматизация котельной. В результате чего удалось повысить экономичность котлов и уменьшить численность обслуживающего персонала. Одновременно с внедрением средств измерения температуры жидкого металла разрабатывалась система связанного регулирования режима мартеновской печи, при которой автоматическое управление ходом плавки в печи основывалось на результатах измерения всех возможных параметров ее работы. В середине 50-х появились первые электронные, а в конце 60-х-микропроцессорные приборы. В это же время современными приборами стали оснащаться нагревательные и термические печи. Через тридцать с лишним лет после организации КИП-на его базе была создана Центральная лаборатория метрологии, которую возглавил Евгений Афанасьевич Макаров. В последующие годы были внедрены в работу микропроцессорные программируемые контроллеры для управления тепловыми процессами на стане «2000» и КЗС. Это сэкономило до 1000 тонн условного топлива в год. Разработана и внедрена автоматизирования система учета движения, наличия и состояния средств измерений на заводе(АСУМетрология). Смонтирована и налажена автоматизированная система и учета расхода газа (АСУГаз). Внедрены установки автоматизированного радиационного контроля поступающего металлолома. Смонтированы и введены в эксплуатацию автомобильные тензометрические 60-тонные весы в копровом цехе. За успешное выполнение заданий правительства по восстановлению завода (1948г.) и в связи с его 50-летием коллектив был награжден Орденом Трудового Красного Знамени.

В сентябре 1948 года пуском последней печи №13 было завершено восстановление мартеновского производства. 4-летний план был выполнил досрочно, по стали — за 3 года 3 месяца, по прокату — за 3 года 5 месяцев.

В 1949 году производительность труда выросла по сравнению с 1940 годом по производству стали — на 41%, по прокату — на 31%.

«Это были серьезные успехи, добытые упорным трудом. Краснооктябрьцы добились успехов не только по количественным, но и по качественным показателям. Металлурги «Красного Октября» не новички в деле борьбы за технический прогресс. За их плечами многолетний довоенный опыт освоения новых марок стали и профилей проката. Восстанавливая производство, они брались за освоение новых видов продукции. В послевоенное время на Сталинградском металлургическом гиганте освоен выпуск буровой стали, крайне необходимый для горнорудной промышленности. В короткое время был освоен прокат нержавеющей стали. Завод освоил прокат многих новых профилей металла, которые до войны в нашей стране не производились». Сплав опыта людей прошедших горнило войны и молодости творил великие дела.

С 1949 году на заводе берет свое начало электрометаллургия.

В 1949 году в истории завода открывается новая страница. С этого года ведет свое начало на заводе электрометаллургия. Первая электропечь была получена по репарационным платежам из Австрии и установлена в первом электросталеплавильном цехе, возникшем на месте цеха по штамповке снарядов.
Трудно переоценить вклад механиков цеха, возглавляемых Францом Францовичем Крейчи и неутомимую энергию и творчество электрика Попова Павла Осиповича. Ведь часть оборудования была потеряна, ванна печи порезана пополам, уничтожена выдвижная площадка. Старательно работал на монтаже оборудования один из первых работников цеха Михаил Яковлевич Болдаев. В работе принимали участие и сталевары Георгий Матвеевич Ларьков, Федор Максимович Елхов, крановщик Алексей Григорьевич Николенко и Алексей Сергеевич Зуев, выросший до главного энергетика завода. Первым начальником цеха стал Анатолий Эрастович Светлосанов, обермастером - С. Яковлев. Начальником смены был назначен Гурий Дмитриевич Шурыгин, в последствии ставший начальником цеха и основоположником трудовой династии. Почти 40 лет кавалер орденов Ленина и «Знак Почета» отдал родному цеху.

Первая вахта на 18-тонной электропечи, состоялась 26 октября 1949 года. Ее несли сталевар Давид Розенберг и мастер В. Голубцов. Д.В. Розенберг приехал на «Красный» с московского завода «Электросталь» вместе с отцом Вольфом Шаевичем, награжденным за освоение новых марок сталей орденом Трудового Красного Знамени и знаком «Почетный металлург СССР». Эта династия сейчас продолжается.

C вводом в строй первого на заводе электросталеплавильного цеха, предприятие становится полигоном для отработки новых процессов выплавки подшипниковой, нержавеющей марок сталей. С 1951 года здесь начали применять полунепрерывную разливку стали. А в ноябре 1957 была пущена первая в стране вакуумная установка. Этот цех являлся единственным в стране по выплавке труднодеформируемых марок сталей и сплавов, необходимых для предприятий химического машиностроения. В стиле работы коллектива этого передового цеха всегда выделялись две особенности: наставничество (опытные работники в процессе труда готовили себе высококвалифицированную замену) и трудовые династии. Нынешний начальник группы по литейному производству Ф.М. Летучий был старшим мастером печей, избирался делегатом XYI съезда ВЛКСМ.

Не отставали от них работники других цехов. Так в 1951 году за внедрение скоростных методов выплавки стали присуждена Государственная премия сталеварам: Н.В. Сидельникову, П.Я. Тушканову, Н.Д. Скрыпникову, а также мастеру автогенной резки А.А. Жорину за разработку кислородно-флюсовой резки. Выдающихся успехов в выпуске скоростных плавок достиг А.Ф. Серков. Его рекорд в 4 часа 10 минут до сих пор не превзойден. Первым в городе в 1958 году Анатолию Фирсовичу Серкову было присуждено звание Героя Социалистического Труда. Он является почетным жителем города-героя Волгограда.

В этом же году звания Героя Социалистического Труда была удостоена Мария Петровна Лапшова, работавшая многие годы начальником сталеплавильной лаборатории ЦЗЛ. Здесь до сих пор жива память об этой женщине.

Во истину «из одного металла льют медаль за бой, медаль за труд!». Так в 1955 году на работу в электросталеплавильный цех подручным сталевара пришел работать фронтовик Герой Советского Союза Олег Моисеевич Гончаренко. Количество и качество его боевых наград впечатляет! За мужество и стойкость проявленные на фронтах Великой Отечественной войны гвардии капитан Гончаренко награжден орденами Ленина, Боевого Красного Знамени, Александра Невского, Красной Звезды и Отечественной Войны II-ой cтепени. На заводе он трудился вплоть до выхода на пенсию.

1 декабря 1954 года в результате объединения ремонтно-строительного цеха завода и Сталинградского строительного управления «Юждомноремонт» образовался цех ремонта металлургических печей. В дореволюционное время при французе Макоте ремонтно-строительный цех был своего рода испытательным полигоном для всех вновь принятых на завод работников. Цех развивался вместе с заводом. В середине 60-х за счет изготовления конусных корпусов намного сократились простои электросталеплавильных цехов. Был внедрен скоростной метод наварки подин мартеновских печей.

С января 1966 года введен сетевой график на ремонте мартенов. В котором, как в зеркале отражался весь ход работ. В целом послевоенный период характеризуется стабильным наращиванием производства и усложнением марочного сортамента металлопродукции на базе технического перевооружения, разработки и использования прогрессивных технологий. Впервые в Союзе в 1955 году в мартеновской печи «Красного Октября» был применен природный газ. Спустя три года на газ были переведены все мартены, большинство нагревательных печей, паровые котлы.

В 1958 году реконструирован и расширен адъюстаж листопрокатного цеха. Вскоре цех превысил довоенную производительность.

За эти годы коллективу завода 25 раз присуждалось переходящее Красное знамя совета Министров РСФСР и ВЦСПС. Сейчас оно экспонируется в заводском музее. Краснооктябрьцы досрочно завершили выполнение семилетнего плана. В этом им помогло хорошо налаженное соревнование за коммунистический труд.

Освоение новых марок сталей

В 60-е годы много работали по освоению новых марок сталей металлурги первой печи ЭСПЦ-1, которых возглавлял сталевар Андрей Николаевич Кудряшев, за свой самоотверженный труд награжденный орденами Ленина и Трудовой Славы III-ей степени, медалью «За трудовое отличие». Его жена – пультовщица Евгения Михайловна также отмечена правительственными наградами. В этой бригаде постигали свое мастерство известные всему заводу сталевары Владимир Иванович Пшеничный, Владимир Иванович Санеев, Норик Александрович Хачатурян. С 1967 по 1975 годы цехом руководил Анатолий Тихонович Федан. Возглавляемый им коллектив впервые в Советском Союзе разработал и внедрил электромагнитное перемешивание стали в ковше под вакуумом, новый способ футеровки печей и применение магнезитового порошка. Также была внедрена технология выплавки стали без скачивания шлака.

В те годы у людей был особый энтузиазм. Так мартеновцев В. Шелковникова, В. Шадрина, П. Алябьева и их трудолюбивого ученика А. Позднякова за лучшие показатели назовут «великолепной четверкой». Овладевая секретами профессии Александр Николаевич Поздняков шел дорогой восхождения к вершинам мастерства. Вскоре он превзошел своих учителей и за достигнутые успехи в развитии черной металлургии ему будет присуждено звание Героя Социалистического Труда.

Многочисленными свершениями были отмечены 60-ые годы. На стане «260» сооружена печь безокислительного нагрева. Закончено расширение механического, новосреднесортного , электроремонтного, калибровочного и других цехов. Причем все эти мероприятия проводились на фоне борьбы за экономию сырья и материалов, роста производительности труда и снижении себестоимости продукции.

Впервые в Советском Союзе на нашем заводе вводятся в эксплуатацию рекуперативные нагревательные колодцы на блюминге. Они высокопроизводительны, обеспечивают качественный нагрев углеродистых, легированных, нержавеющих и шарикоподшипниковых сталей как горячего, так и холодного посада. Блюминг начиная с конца XIX века был и остается сердцем завода. Коллектив цеха участвовал во всех значимых событиях завода и страны. В 60-ые годы под руководством А.П. Гришина (в последствии ставшего директором завода) в цехе провели реконструкцию печного хозяйства, повысив развес слитков, внедрили поузловой метод ремонта прокатного оборудования, значительно сократили время перевалки валков за счет наплавки их твердыми сплавами. Производительность блюминга увеличилась на 620 тонн в сутки. В 1973 году цех под руководством В.А. Гандзюка перевыполнил план более чем в 2 раза. В 1974 году приказом по заводу за № 205 блюминг был переименован в обжимной крупносортный цех. В годы 11–ой пятилетки под руководством Михаила Романовича Трахтенберга, который руководил цехом более 20 лет была проведена реконструкция стана «1150» Это позволило повысить суточное производство стана на 500 тонн (11,2%).

В январе 1965 года с целью улучшения качества выпускаемой продукции был сдан в эксплуатацию термический цех с новейшим по тем временам оборудованием.

Его целевым назначением стала термическая обработка сортового металла и его отделка. Ныне это цех отделки металлопроката. В технологической цепочке этот цех является финишным. Именно здесь металлопродукция после отделки получает свой товарный вид, пакуется и отгружается заказчикам. С 1966 года руководил цехом бывший начальник тонко-листового цеха Иван Матвеевич Татаринов-участник Великой Отечественной войны.
Впервые в стране в этом цехе были внедрены индукционные установки термической обработки металла токами высокой частоты. В освоении этих установок и организации высокопроизводительной работы активное участие принимали старшие отжигальщики П.А. Барышников ,А.Ф. Киселев и другие.
Больших успехов коллектив цеха добился по отжигу, отделке и упаковке металла на экспорт. В истории цеха есть 5-летний период, когда ЦОМП был объединен с термокалибровочным цехом. В этот период им руководил Нодарий Шалвович Орджоникидзе (с 1984 г.- директор завода). К 10-летию в цехе в 2 раза увеличилось количество термически обработанного металла. За прошедшие годы специалистами ЦОМПа под руководством Толчина А. В., Сергеева Н.В., Бочкова А.И., Ройзена Л. Л., Елхова, В.В. Жукова С.В., Кривенко В.А. и др. были освоены различные виды термообработки трудоемких высоколегированных марок стали.

Инженерно-технические работники и высококвалифицированные передовики производства не считаясь со временем учились сами и обучали других.

В 1978-1981 гг. в ЦОМПе был построен уникальный экспериментальный стан винтовой прокатки «450-3», который строился под непосредственным руководством старшего электрика цеха Г. И. Томарева. Сейчас у этого стана в России нет достойных конкурентов по профильному сортаменту.

В 1986 году был введен бесцентрово-токарный станок «WDH-350», за счет чего и сегодня металл «Красного Октября» высоко котируется на мировом рынке по уровню обработки заготовки крупного профиля.
 

Руководствуясь постановлением Правительства СССР «Об увеличении выпускаемой продукции и повышении ее качества» 25 марта 1965 года на заводе был создан отдел оборудования. Его возглавил В.И. Титушин. На «Красном Октябре» было запланировано строительство новых и реконструкция старых цехов, основного и вспомогательного производств, а также цехов, обеспечивающих ремонтно-эксплуатационные нужды завода. На отдел возлагалась вся ответственность за своевременное и комплексное обеспечение оборудованием капитального строительства и основной деятельности завода. 21 год отдел возглавлял Дмитрий Михайлович Калуженин. В его бытность сотрудники отдела не только обрабатывали техническую документацию на каждый объект для составления заявок на заказы оборудования с оформлением всех документов, как финансовых, так и юридических, но и осуществляли контроль за сроками поставки оборудования. В случаи срыва сроков предъявляли претензии предприятиям-изготовителям. При необходимости обращались в арбитражный суд. Все сотрудники этого отдела приложили свои знания для укрепления технической мощи завода. Среди них будущие начальники отдела В.С. Лымарь и представитель большой заводской династии М.М. Шевц (сейчас возглавляет заводской совет ветеранов). Высококлассные специалисты И.Ф. Калюжный, Н.Д. Чеботарев, А.А. Вихлянцев, Л.В. Левкина,Т.В. Родинова и многие другие. И сейчас отдел возглавляемый Екатериной Васильевной Потаповой достойно продолжает лучшие традиции своего структурного подразделения.

С 1 января 1966 года завод первым в отрасли был переведен на новую систему планирования и экономического стимулирования.

Этому предшествовала большая подготовительная работа. За два года до этого на заводе работали 73 творческих бригады, в которых принимали участие 700 рабочих и инженерно-технических работников. Была перестроена работа общественных бюро экономического планирования. Особое внимание уделялось научной организации труда. В электросталеплавильном цехе было предусмотрено премирование за экономию шихты, ферросплавов, электродов, сменного оборудования. В цехе блюминг введена система поощрения за экономию наждачных камней. В прокатных цехах разработаны системы дополнительного премирования за снижение расходного коэффициента металла и сокращение брака. Расходный коэффициент в сортопрокатном цехе сократился почти на 10 килограммов. Брак по цеху снизился на 20%. Новая система позволила создать лучшие условия для быстрейшего освоения вновь вводимых мощностей и реконструируемых агрегатов, эффективнее использовать производственные фонды. Повысила заинтересованность людей в результатах своего труда.

За выдающиеся успехи, достигнутые в развитии черной металлургии и Выполнении семилетнего плана Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 марта 1966 года большая группа краснооктябрьцев была награждена орденами и медалями, звание Героя Социалистического Труда было присвоено старшему вальцовщику стана «750» Василию Александровичу Дурняпину и легендарному директору завода Паруйру Апетнаковичу Матевосяну (на заводе его называли Павлом Петровичем). Память об этом замечательном директоре и человеке увековечена в заводской премии его имени и в названии улицы в поселке Металлургов на которой он жил.

В конце 60-х годов на заводе развернулась вторая послевоенная реконструкция производства.

Последовательный ввод электросталеплавильных цехов №2 (1969г.), №3 (1974г.), №4 (1977г.) - меняет профиль завода. Он получает неограниченные возможности для выплавки, практически, любой марки стали, включая особо чистые, полученные методом электрошлакового переплава.

Вот как это было : (39 лет назад) в 1969 году на волгоградском металлургическом заводе был пущен электросталеплавильный цех № 2 с крупнейшими в Европе 200-тонными электродуговыми печами. Открытие ЭСПЦ-2 ознаменовало новую веху в истории освоения и развития электрометаллургии предприятия. С его пуском доля электрометалла, выпускаемого заводом выросла в 6 раз! 7 ноября 1969 года в 22 часа 15 минут в новом электросталеплавильном цехе была дана первая плавка, которую выпустили сталевары: В. Соколов, А. Кудряшов, А. Павлов, Г.Хальзов. Впервые в стране на 200-тонную печь установили водоохладительный свод повышенной стойкости. Применение водоохлаждаемых элементов позволило сэкономить огромное количество огнеупорного кирпича, сократить частоту остановок агрегата для замены свода. Для вакуумирования металла ввели вакууматор, что позволило выплавлять сталь с предельно низким содержанием углерода и таким образом значительно расширить сортамент производимой продукции. Использование установки «печь-ковш» позволило перейти на технологии одно-шлакового процесса выплавки стали. Была усовершенствована технология производства шарикоподшипниковой стали, выход годного металла доведен до 97 % и освоена технология производства нержавеющих марок сталей. Цех полностью механизировали. В 2000 году установка ковшевого вакуумирования УВС-130 была реконструирована, а ДСП-200 была переоборудована на садку 140 тонн. В усовершенствование технологий выплавки различных марок сталей внесли большой вклад первый начальник цеха Г.Д. Шурыгин, его заместитель Б.С. Петров (в последствии кандидат технических наук, лауреат премии Совета министров и заслуженный металлург), Сумароков И.Н., Мельников О.Л., лауреат Государственной премии Ю.Ф. Рябец, а также А.Н. Кудряшев, Г.Г. Хальзов , В. И. Санеев, награжденный орденами Трудовой Славы II и III степеней. Отлично трудились бригада электриков, возглавляемая Г. Сухоносовым и бригада крановщиков В. Обухова и многие-многие другие. C момента пуска цеха трудился в нем «Почетный металлург», награжденный орденом «Трудового Красного Знамени» и медалью «За трудовое отличие в честь 100-летия со дня рождения Ленина», лауреат заводской премии 1971 года Юрий Федорович Лобанков. Он принимал участие в освоении выплавки шарикоподшипниковой и других высококачественных марок стали в печах большой емкости.

В 1974 году был запущен в работу уникальный комплекс электрошлакового переплава.

Дальнейшие преобразования на заводе происходили под руководством назначенного на должность директора в 1972 года Александра Павловича Гришина. Он успешно руководил предприятием на протяжении 9 лет. За эти годы непрерывным повышением требований к качеству металла было продиктовано создание третьего сталеплавильного цеха, специализирующегося на передовой технологии электрошлакового переплава. Новаторская технология позволила получать металл с новыми характеристиками. Обладающий повышенной хладостойкостью и жаропрочностью, имеющий наименьшее количество вредных примесей. Такой металл необходим для получения деталей повышенной надежности, ответственных изделий для подвижного состава в железнодорожном транспорте, мощных энергоблоков и специальных видов различного оборудования.

За 8-ю пятилетку производство стали возросло на 13 %, выпуск проката увеличился в 1,3 раза (легированного в 2,3 раза). Производительность труда повысилась на 63,5 %. За годы 9-й пятилетки в реконструкцию завода государство выделило 100 миллионов рублей. Были реконструированы две 150-тонные мартеновские печи. В прокатном производстве демонтировали морально и физически устаревший тонколистовой стан. Взамен его смонтировали новый четырехвалковый стан. Пустили в эксплуатацию современные по тому времени нагревательные печи с шагающим подом на проволочном стане. Изменило свой облик вспомогательное производство. Построили цехи централизованного ремонта сталеплавильного и прокатного производства, без которых сейчас не мыслима работа завода. Паровозы уступили место тепловозам.

За годы 10-й пятилетки было осуществлено 500 основных технических мероприятий общей экономической эффективностью в 12,5 миллиона рублей. Было внедрено 12 новых технологических процессов, позволивших прежде всего улучшить качество выплавляемой стали и увеличить выход годного металла. В цехах смонтировали 70 единиц технологического оборудования, которые механизировали многие ручные работы, повысили производительность труда.

В начале 80-х годов в ЭСПЦ-1 впервые в СССР началось освоение новой технологии по выплавке ниобийсодержащих марок сталей с использованием вакуумного кислородного рафинирования. Под руководством назначенного в 1981 году директора завода Губина Алексея Васильевича в прокатном производстве в сжатые сроки без остановки работы проводится реконструкция и техническое перевооружение. Сложнейшие инженерные задачи были решены при замене станов: проволочного 260 (1967г.), блюминг 1150 (1982г), крупносортного 750 (1985г.) листовых 2200, 1700 (1984 г.). Начиная с 1984 года энергией движения по пути усовершенствования производства руководит Нодари Шалвович Орджоникидзе. При нем ежегодные инвестиции на реконструкцию и техническое перевооружение составляли 25-30 млн. руб. и сдерживались лишь мощностью строительных организаций. В результате завод получил возможность выпуска широкой гаммы профилеразмеров листового и сортового проката. Полностью переоснащено и обслуживающее производство, получившее станки с числовым программным управлением, плазменной резкой, сварочной аппаратурой.

В 1986 году завод располагал производственным потенциалом, способным обеспечить в год выплавку стали в объёме 2 млн. тонн, производство проката - 1.5 млн. тонн.

 Персонал добивался высочайшего профессионального мастерства, передавал свой опыт и знания другим предприятиям страны и зарубежья (Венгрия. Чехословакия, Куба, Китай). Честь и славу завода несли 7 Героев Социалистического труда, 7 кандидатов наук, многочисленная армия новаторов, рационализаторов и изобретателей. Поэтому завод был своеобразным полигоном для отработки новых технологий, техники, марок стали, систем и методов управления. Его доля составляла 12% производства качественных сталей в стране, в том числе нержавеющей стали 14%, электрошлаковой 52%. В сортаменте завода насчитывалось 500 марок высококачественной стали, выпускаемой по стандартам России, США, Германии, Японии. Торговая марка «ЗКО» была известна на 2300 предприятий внутри страны и в десятках стран мира. Он имел статус не только градообразующего предприятия, но и своеобразной кузницы кадров. Мощная материальная база социально - культурного назначения придавала предприятию большую социальную значимость. Он осуществлял жизнеобеспечение крупного городского района. Содержание детских дошкольных учреждений, историческое и патриотическое воспитание школьников и их профессиональная ориентация на базе заводского музея истории - одного из лучших в городе и отрасли, организация отдыха и досуга школьников на базе пионерского и оздоровительных лагерей, спортивно- оздоровительные мероприятия всех уровней на базе плавательного бассейна «Искра», стадиона, туристической базы – это далеко не полный перечень его социальной деятельности.В конце 80-х начале 90-х годов отраслевыми проектными институтами (ГИПРОМЕЗы Челябинский, Украинский, Ленинградский, Уральский) прорабатывались проектные предложения третьей послевоенной реконструкции завода с полной модернизацией сталеплавильного производства на основе новейших достижений мировой металлургической науки и техники. Для реализации был выбран вариант Укргипромеза, предусматривающий сооружение электросталеплавильного цеха (ЭСПЦ-6) мощностью 1 млн. тонн стали в год, взамен устаревших ЭСПЦ-1 и мартеновского цеха (демонтирован в 1998г). В новом цехе предусматривалось создание двух обособленных модулей по 500 тыс. тонн литой заготовки каждый. Модуль включал дуговую сталеплавильную печь, ёмкостью 100-150 тонн с длительностью плавки 100-120 мин., установку «печь – ковш» и общую для двух модулей машину непрерывного литья заготовки с термическими средствами для её охлаждения. Сечение литой заготовки (370х420мм) обеспечивало получение качественного сортового проката крупных размеров на крупносортно -заготовочном стане. Одновременно предусматривались кристаллизаторы для заготовки меньшего размера (240x270 мм), что должно было сделать МНЛЗ универсальной.

Проектом предусматривалась и реконструкция ЭСПЦ-2. Проектные работы для этого объекта выполнялись заводом с участием итальянских фирм «Италимпьянти» и «Текинт». В удлинённом пролёте действующего цеха намечалось построить модуль, включающий: ДСП 100-150, устройства внепечной обработки стали, непрерывную разливку, термическую обработку, мощную систему газоочистки с пылешумопокрытием. Производство обеспечивалось соответствующей инфраструктурой. Однако данному проекту тогда не суждено было реализоваться.

Единственное, что удалось сделать в условиях нарастающего кризиса 90-х годов благодаря многоопытности и связям последнего «народного директора» Нодари Шалвовича Орджоникидзе в 1990 году удалось ввести в строй толстолистовой стан «2000» горячей прокатки и в 1994 году КЗС(крупносортно-заготовочный стан) предназначенный для производства круглого проката от 70 до 340 мм. Новый стан «2000» пришел на смену устаревшим и изношенным листовым станам «2200», «1700» и полосовому стану «970», которые были демонтированы в 1992-1994 годах. Аналогов этому стану в России и в Европе нет. Стан производит прокат из рядовых качественных углеродистых и легированных, высокопрочных и нержавеющих марок стали и сплавов. Его мощность 140 тыс. тонн в год, в том числе броневого листа.

Начиная с 1991 года, завод постепенно входит в состояние финансового кризиса, определившегося как факторами внешнего, так и внутреннего порядка.

Под влиянием конверсии предприятий военно-промышленного комплекса куда завод поставлял до 70 % металла, распада межотраслевых хозяйственных связей, свертывания внутриотраслевой кооперации, занимающей 20 % внешнего грузопотока, нарушается сложившаяся структура металлопродукции: в 5 раз сокращается доля нержавеющей стати, в 4 раза - подшипниковой, в 6 раз особо чистого металла, полученного методом электрошлакового переплава. Их вытесняют рядовые марки с низкой конкурентоспособностью. Положение усугубляется обострением социальных проблем как материальных, так и моральных. Уход с завода профессионалов на более высокие заработки, снижение значения материального интереса в труде, задержки выплат заработной платы, отток значительных средств на счета московских акционеров через экспортные контракты на реализацию заводской продукции, деградация производственной и управленческой культуры.

В 1992 - 1993 годах при благоприятном соотношении цен на внешнем рынке и спаде платежеспособного (денежного) спроса российского рынка «Красный Октябрь» проявляет активность во внешнеэкономической деятельности, увеличив объем экспортных поставок (в 1993г. к 1992г.) в 3.5 раза, доведя их долю в общем объеме товарного проката до 55 % (1996г.). Успехи завода в области международной торговли отмечены в 1995 году двумя Международными призами: «Золотая арка» и «Золотой глобус». Стратегия развития завода комплексно прорабатывалась в 1993-1994 г.г. и была включена в Федеральную программу технического перевооружения и развития металлургии России в 1993-2000г.г. одобренную Правительством РФ (решение от 24.01.94г..№41). которая тоже осталась на бумаге.

Затем завод прошёл акционирование, приватизацию, банкротство, смену нескольких собственников. После акционирования в 1994 году предприятие пережило несколько собственников, в том числе – арбитражное управление в 1998 – 1999 годах. Этот период характеризуется калейдоскопической сменой руководства
завода( за 7 лет сменилось 8 директоров).

В 2003 году завод попадает под управление транснациональной корпорацией Midland Resources Holding. В 2004 году «Красный Октябрь» становится лауреатом конкурса «Волгоградская марка качества».

Permanent link: http://www.vmkko.ru/istorija-zavoda.html